Воскресенье
22.10.2017
02:08
Вы не прошли авторизацию
Новая регистрация Вход
Хориные новости
Архив новостей 14.02.2013 (7618)
Фото-хореман 2012 - результаты
Архив новостей 04.08.2010 (11835)
Фото-хореман 2010 - результаты
Архив новостей 24.06.2009 (15402)
Фото-хореман 2009 - результаты

Последняя фотка
Зоофилия
Последнее видео
Смотреть Видео-фильм Лесной хорек - Ozzy Osbourne
Домой

Легенды Леса

RSS
 
 
Просмотров: 3867;
Автор:Костылькова Мария Юрьевна (Умка)

Решила написать книгу про хорьков. Сразу хочу сказать, я знаю, что дикие хори таких цветов , какие здесь присутствуют не встречаютсь, но мне захотелась их сделать как-то по веселее=) Тут пока представлена только одно (первая) глава, по ходу того как я буду писать буду помешать ее здесь(может и правда на целую книгу на кропаю). Все здесь представленно выдуманно и с реальной жизнью лесных хорей сходства имеет мало=)
А еще кому понравилось или не понравилось пишите в личку свои пожелания или открывайте тему на форуме, чтобы можно было обсудить это всем вместе=) В общем читайте и надеюсь наслождайтесь=)

ГЛАВА 1.
Ночь опустилась на лес. Все живое замерло в лесу и даже деревья, не шевелили листвой, когда по ней поводил своей рукой ветер. Трава приобрела в свете луны серебристый оттенок. В кусты нырнул заяц, видимо, не успевший вернуться домой до захода солнца. Где-то на дереве важно заухала сова. Лес погрузился в привычную ночь со своими страхами и охотой.
Из норы у подножья небольшого склона на берегу реки показалась белая мордочка маленького хищника – хорька. Быстро переставляя лапки, он поскакал по опавшей листве. Холодная погода осенней ночи ничуть не пугала его. Теплая пушистая шкурка темного цвета не дает ему замерзнуть даже в лютые зимние холода. Хищник бежал бесшумно и только сухие листья выдавали, что здесь кто-то есть. Недалеко послышался звук крыльев… Хорек напряг весь свой слух и замер в ожидании. Это была сова, она села на дерево и стала искать своими глазищами себе добычу. Маленький хищник не двигался, боясь привлечь внимание ночной охотницы. Неожиданно сова сорвалась с ветки и пулей полетела куда-то в сторону. Еще секунду хорек лежал, прижавшись к холодной земле брюхом, а потом побежал прочь еще быстрее.
Лес кончался. Деревьев становилось все меньше. Хорек бежал вперед уверенно, но, тем не менее, с каждым шагом все медленнее. Инстинкт кричал в нем: «Вернись в лес. Не смей выходить», но, несмотря на страх, зверь двигался вперед. Выбежав из леса, маленький хищник остановился на холме и потянул носом воздух. Пахло чем-то забытым, но все-таки знакомым и жутко пугающим. Внизу под холмом располагалась деревня, в которой живут люди. Хорек посмотрел на лес, потом вниз на деревню и темной молнией метнулся в кусты. Оттуда короткими перебежками он спустился в долину.
Хорек высунул голову из куста шиповника. Прямо перед ним была тропинка, но не такая как в лесу. Она была ровной, широкой и очень длинной и пахло от неё как-то противно, а не так вкусно как в лесу. Зверек вздохнул, и быстро перебежав дорогу, оказался на противоположной стороне, т.е. уже на околице деревне. Прижавшись пушистым боком к деревянному забору, хорек побежал вдоль него.
Из-за заборов пахло собаками, людьми и всякими их вещами. Люди спали и не знали, что здесь бежит маленький хищник, а вот собаки… Собаки совсем другое дело. Они не спали, и хорек это прекрасно знал. Вообще хорек знал, что собаки жутко трусливы, не все конечно, но большинство, по крайней мере, те, что забегали в лес одни, без людей, их можно было напугать, просто ощетинившись и зашипев. Но тут хорек был на их территории, и по запаху их было очень много. Правда, он тоже понимал, что все собаки за забором и выбраться не смогут, но се же он вел себя очень осторожно.
Пробежав по околице с дюжину заборов, хорек свернул на право и побежал в центр деревне. Неожиданно впереди в метрах 15 от хорька, дорогу перебежал еще один хорек и скрылся под забором одного из участков. Зверек подбежал к месту, где только что укрылся его собрат, и, принюхавшись, понял, что другой хорек здесь ищет – курятник. Пахло толстыми глупыми курами. Легкая добыча пьянила, и отказаться от нее было тяжело, но хорек лишь чихнул и побежал вдоль заборов вперед к своей цели. Он тоже однажды попал в курятник, он был тогда молодым, можно сказать совсем маленьким. Мать умерла, оставив после себя: его и сестру. Так их первой зимой они жутко голодали, и этот легкий кусок мяса манил их, как огонь светлячка. Хорек оставил сестру, а сам пошел в деревню. Тогда он шел со старым хорем одиночкой, который тоже страдал от недостатка пищи в лесу, он же и рассказал голодавшим хорятам про этот «рай». Он и старик без проблем забрались в ближайший курятник и…. Почувствовав вкус крови, хорек не смог остановиться, пока не задушил всех кур. Потом пришел человек, и им пришлось бежать. Он убежал, а старик погиб, его загрызла собака. Так он прибежал к сестре без добычи, уставший, голодный и чуть не лишившийся шкуры. С тех пор он ни разу не ходил в курятник, потому что вернуться оттуда практически не возможно, а если и возвращаются, то больше никогда так с судьбой и жизнью не играют. И как не было жаль хорьку, но многие его собратья все равно наведывались к людям, хотя все прекрасно знали эти трагические истории. И многие кто шли, были вовсе не глупы, а просто гордые и самонадеянные: сироты, обычно молодые самцы уверенные, что им не нужна чужая помощь и, что именно у них получиться выбраться оттуда живым и старики, которым были чужды новые порядки и которые хотели жить по законам отцов и дедов.
Вспоминая это, хорек бежал вперед. Вдруг он остановился и принюхался, он чувствовал очень тонкую линию того запаха, который он искал. Он пробежал вперед еще пару домов и остановился около зеленого деревянного забора. Хорек пробежал вдоль забора, ища какую-нибудь щель, чтобы можно было пролезть под забором. Такой лаз он нашел за кустом черной смородины.
Оказавшись поту сторону забора, хорек напрягся. Из куста он видел, что около другой стены забора была будка, а оттуда пахло собакой, очень большой и злой собакой. Тут дверь дома открылась, и из дома вышел человек. Он подошел к будке, позвал собаку и пошел к калитке. Пес с радостным лаем выбежал на улицу вслед за хозяином. Хорек понял, что это его шанс пробраться в дом. Осторожно покинув свое укрытие, хорек побежал к открытой человеком двери. Поднявшись по трем каменным ступенькам, хорек оказался на пороге. Инстинкт умолял его вернуться, хотя бы в кусты пока не вернулся человек, но хорек, собрав всю волю в кулак, проскользнул в открытую дверь.
Внутри человеческого жилища было светло, как днем. Хорек осторожно шел по незнакомой территории, ориентируясь только по запаху, который он учуял еще за забором. В доме он стал более отчетливым. Хорек пробежал вперед и увидел еще одну дверь. Осторожно приоткрыв ее носом, он зашел в комнату. Она была освещена только одной маленькой лампочкой, стоявшей в углу на полу и дававшей так мало света, что она могла с трудом осветить, стоявшую рядом с ней клетку. Хорек подбежал к клетке. Там свернувшись калачиком на железном дне клетке в куче опилок, лежала самка хорька. Почувствовав запах другого зверька, она подняла свою головку.
–Привет, Куши1 ,– сказал хорек.
–Привет, Дорк2,– сказала хоречка и встала. Ее шубка была перламутровой, но сейчас казалось, была такого же соболиного раскаса, как и у Дорка.
–Почему так долго?– спросила Куши с долей сарказма.
–Прости, быстрее не мог,– сказал хорь, подходя ближе к клетке,– Я и так еле убежал. Пускать не хотели. Думали, что тебя уже нет.
Куши вздохнула. Ей было противно это негласное хорячее правило «за отставшими – не возвращаться». И хотя со времен ее детства многое изменилось: хорьки его сейчас все больше пытались искоренить, как пережиток предков, когда каждый был за себя. И от части все менялось, они стали более заботливыми по отношению к друг другу: теперь не бросали молодняк, оставшейся без матери, его вскармливали, учили охотиться; помогали старикам, кормящим самкам. В общем, хорьки понимали, чтобы выжить в это тяжелое время человека надо держаться вместе: стали собираться в группы – Кланы; но даже сейчас пытались бросать хорьков, попавших в человеческие ловушки.
–Дверь тут,– сказала Куши и подошла к железной дверце. На ней висел небольшой замок.
Дорк подошел к ней и понял, что перекусить, не получиться. Он вздохнул.
–Что не сможешь открыть?– спросила молодая самочка.– Иди без меня тогда. Не мучайся, а то и тебя поймают.
–Нет, я никуда не уйду. У нас еще есть время, пока не придет человек,– ответил хорь и схватил замок зубами и попытался перекусить.
–Без зубов так останешься.
Хорьки одновременно повернули голову в сторону двери. Там в щели между дверью и дверным проемом стояла кошка. Ее рыжая короткая шерсть, казалось, светится огнем. Дорк распушил хвост и угрожающе зашипел:
–Убирайся, кросса3 !– прошипел хорек, его удивило, что кошка прекрасно говорит на их языке,– ты тоже служишь человеку. Убирайся! Я все равно не уйду без Куши!
–Так хорек,– ласково сказала кошка.– Во-первых, меня зовут Светлячком, это если по-человечески, или Рхум, если по-кошачьи, в общем, выбирай, как больше нравиться. Во-вторых, я не служу человеку, я служу только себе. И, в-третьих, я хочу помочь тебе.
–С чего это вдруг кроссе помогать нам, хорькам?– спросила Куши.
–Потому что у каждого свое место в этой жизни,– ответила Рхум,– Мне надоело, что люди забирают то, что им не принадлежит. Ты попала сюда не за преступления, а просто из-за человеческой жадности. Твое место не на той стене,– кошка повернула голову на правую стену, хорьки тоже посмотрели туда. Вся стена была увешана шкурками лесных животных. Куши отвернула голову, понимая, что если ее не освободят, она тоже окажется там.
–Кошки еще помнят от куда они вернулись. Я больше не могу видеть их муки,– Рхум повесила голову.
–Так ты можешь ее помочь, Рхум?– спросил Дорк у кроссы.
–Да,– кошка подошла к клетке с хоречкой,– но придется поломать голову.
Рхум уперлась лапами в дверку клетки, потом взяла замок в зубы и потянула на себя. Ничего не произошло, только прутья кленки немного затряслись и зазвенели.
Хрусе хран4 !– выругалась кошка,– Ладно…пойдем другим путем.
Рхум подошла к той стене, где висели шкуры, и взяла какую-то палку.
–Что это?– в один голос спросили хорьки.
Кошка промолчала, но когда она подошла, хорьки и сами увидели, что она несла в зубах простую железную палку.
–Для чего тебе это!?– не понял Дорк.
–Лучше помоги, а не спрашивай. Времени и так мало осталось, скоро человек вернется,– сказала кошка.
Хрум просунула один конец палки в замок.
–Так мы с тобой толкаем палку наверх,– сказала она Дорку. Потом посмотрела на Куши и сказала,– а ты толкай другой конец к решетке. Поняла?
–Да,– Куши в знак согласия моргнула глазами.
–Тогда начали! Да поможет нам Бастет!– с этими словами кошка лапами начала толкать палку вверх.
Хорьки начали помогать ей. Казалось, что их усилия напрасны, но тут замок скрипнул и упал с дверцы.
–УРА!!!– закричали хорьки и кошка.
Куши толкнула мордашкой дверцу, и она послушно открылась. Самочка вышла наружу и с радостным гуканьем подбежала с хорю. Он ласково лизнул ее в носик.
–Потом целоваться будете у себя в лесу,– привлекла их внимание кошка,– человек уже скоро вернется.
–Да Рхум права,– сказал Дорк,– пойдем, Куши!
Животные вышли в освещенную прихожую, а оттуда на крыльцо.
–Ладно,– с грустью проговорила Рхум,– Пока хорьки! Может, когда-нибудь еще и встретимся, но надеюсь в более благоприятной обстановке.
– Пока, Рхум Благородная Кросса,– попрощался Дорк,– спасибо за помощь. Ты действительно еще помнишь своих предков и не служишь человеку. Прощай!
– Пока! Спасибо, что помогла мне!– Куши подошла и лизнула кошку в нос.– Пока! Я никогда не забуду тебя Благородная Рхум.
Хорьки быстро спустились с крыльца и побежали в те кусты, из которых еще один вылезал Дорк. Кошка сидела на пороге и смотрела им в след. Ей было завидно, что они так свободны. Ее манила и влекла такая же неограченная свобода. Она посидела еще немножко, радуясь ночной прохладе, а потом зашла в дом, что не говори, но она все равно домашняя кошка и с этим ничего не поделаешь.
Хорьки пролезли под забором и оказались на улице. Дорк пошел вперед по уже знакомому пути вдоль заборов. Куши шла за ним, не оборачиваясь, она молчала, зная, что сейчас любой звук может выдать их присутствие. Дорк остановился и прижался брюхом к земле. Куши подошла ближе и прижалась к его теплому боку и замерла. Ей казалось, что ничего не происходит и можно идти вперед. Но она знала и то, что у Дорка лучшей слух среди всех хорьков в лесу, а потому молча доверилась его настороженности. И не зря. Через секунду из калитки в метрах 8-10 от них выбежал разъяренный человек у ног шнырял с жутким лаем пес. В одной руке у него было ружье, а в другой тот хорек, которого встретил Дорк по дороге. Куши невольно зажмурила глаза. Человек, что-то кричал, хорьки не понимали, но понимали примерный текст: необъяснимая радость, что поймал вора и убийцу, глупого и наивного. Прошло несколько секунд, и человек ушел обратно, а за ним и собака. Дорк еще раз поблагодарил небеса, что он не стал одиночкой, а вошел в Клан. Он полежал еще пару минут, слушая тишину ночи, где-то вдалеке завыла собака, но это далеко они уйдут раньше, чем она сюда дойдет, если вообще решит сюда идти…
Дорк встал, Куши послушно пошла за ним. Хорь повернул на околицу, и быстрее побежал вдоль заборов. Дойдя до нужного места, он перебежал дорогу в том же месте и залез в куст шиповника. Только тут он обернулся. Куши залезла вслед за ним. Он посмотрел в ее темные глаза, они светились былой живостью и задорностью. Дорк улыбнулся, распушив усы, развернулся и побежал в сторону леса. Теперь Куши не бежала за ним, о нет, с веселым гуканьем она догнала его и прыгнула на него. Хорь упал на бок, самочка схватила его за шкирку и повалилась на его бок.
–Спасибо,– ласково прошептала она ему на ухо.
Его морда опять расплылась в улыбке. Больше всего на свете Дорку сейчас хотелось вот так играть с Куши, но он понимал, что они еще не дома, да еще и на открытом месте. Поэтому он встал и сказал:
–Пойдем! Потом, дома поиграем.
–Зануда!– бросила Куши и побежала в лес, хотя умом понимала, что он абсолютно прав.
Дорк догнал ее на поляне. Она посмотрела на него и улыбнулась. Начало светать, первые лучи света опускались на верхушки деревьев. Идя рядом, они осторожно спустились по склону. В склоне было около дюжины норок, которые выходили на открытую полянку окруженную различными кустами, которые скрывали от нежданных гостей логово хорей.
–КУШИ!!!– с радостным криком из одной из нор выбежала самочка, он была старше Куши, но такого же перламутрового раскраса. Куши тоже рванула ее на встречу, подбежав, она схватила самку лапами за шею, повалила и начала лизать ее морду, та тоже радостно лизала ее в ответ.
–Мамочка!– пищала Куши,– Мамочка! Я так скучала!
–Доченька!– самка попыталась подняться,– Куши, подожди, маленькая моя.
Куши послушно встала с матери, но как месячный щенок жалась к ее светлому боку. Самка подошла поближе к Дорку, который всю эту сцену наблюдал со стороны.
–Спасибо тебе, Доркимар!– она прикрыла глаза и опустила голову,– Я думала, что уже никогда не увижу мою девочку,– из ее глаз покатились слезы.
–Не благодари, Лопреса5 ! Я не мог бросить Куши в беде,– Дорк смотрел в мокрые глаза благодарной матери.
У Лопресы не было больше детей кроме Куши. Когда она была беременна в первый раз, ее подрал какой-то самец. Она еле выжала, а потом в муках рожала. Она родила 5 щенков: 3 мальчиков и 2 девочек. Трое родились уже мертвыми, так в живых осталось только один мальчик и девочка. Она была в жутком психологическом кризисе, но все-таки не могла налюбоваться на живых деток, и казалось, что ее беды на этом кончались. Но мальчик через неделю умер, и у Лопресы в живых осталась только Куши. После той травмы, которую ее нанесла собака еще в молодости, она не могла забеременеть. Когда она еще не знала, что не сможет иметь, она забеременела, но на первом месяце произошел выкидыш. Она сама тогда чуть не умерла, с тех пор в ее жизни навсегда единственной любовью и радостью осталась Куши. Лопреса заботилась и глаз не сводила с резвой дочки. Но вот два дня Куши попала в лапы людям. Лопреса сходила с ума от горя, совет вынес приговор, что они не пойдут спасать Куши. Именно тогда Дорк понял, что их хотя и более высокое сообщество, но еще трусливое. Он не мог оставить это так как есть, а потому в тайне от всех пошел спасать Куши. Утром он ушел якобы на охоту, а сам поохотившись немного, пошел в норы на склоне реки, где рос со своей сестрой, а от туда ночью по свежим следам пошел искать Куши в деревню, благо запахи еще не успели выветрится в холодном осеннем воздухе. Вечером все члены Клана заметили пропажу Дорка, начали искать его по всему лесу, но не нашли. Решили, что он вернется сам утром. Только Лопреса спала с надеждой в сердце, что Доркимар пошел спасать ее дочку.
–Простите,– сказал Дорк и пошел по направлению к одной из пещер для охотников,– Очень устал! Пойду, посплю немного. Кстати, тебе Куши я советую поступить так же, только вымыться для начала,– он улыбнулся ее, и зашел в пещерку.
Пол пещеры был устелен сухой травой. Там он лег на свое место в центре пещеры. Свернувшись калачиком в самодельном «гнездышке» из сухой травы и листьев, он зевнул и закрыл глаза.
Куши зашла в пещеру, шерстка её была чистой и пушистой. Она посмотрела в темноту и увидела клубочек мерно поднимающийся и опускающейся. Самочка подошла к Дорку и легла рядом с ним и тоже, закрыв глаза, заснула. Хорь не проснулся от ее присутствия и только во сне ему приснился ее сладкий запах.

Все имена хорьков имеют расшифровку с мустелья (язык всех куньих) или с древнего диалекта языка лесных хорьков. Сейчас все хорьки говорят на отличном от других куньих языке – фурибне. Многие слова заимствованы из мустелья, что позволяет хорькам вполне свободно объясняться с другими куньими при необходимости. (Прим. автора).

1.Куши – (с др. хор. яз.) осенний дождь.
2.Дорк – полное имя Доркимар – Победивший(дорки) Грозу (мар).
3.Кросса – кошка, если дословно то Охота (крос) на мышь (са).
4.Хрусе хран – (с кош. яз.) чуть более грубая форма человеческого «дело дрянь».
5.Лопреса – дикий персик.

 
  На верх  


Хоревладельцы: ,
Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
Нравится
Все права защищены зубами, когтями и вонялками!!! Связаться с нами: . Хостинг от uCoz